Першинг против Пантеры

Дек 27 2012
+
33
-

Часто мы берем за основу  суждений  устоявшуюся точку зрения, отбрасывая мелкие несуразицы мешающие стройности картины. В конечном итоге поток таких отброшенных несуразиц превращается в реку по которой уплывает от нас Истина.


 

6 марта 1945 американская 3-я танковая дивизия с боями вступила в один из четырёх крупнейших немецких городов – Кёльн. Бои в Кёльне не остались в стороне от внимания американского Сигнального Корпуса. Это подразделение занималось, в частности тем, что освещало боевые действия свои войск для нужд пропаганды и последующего анализа событий. Таким образом, на передовой оказались штатные кинооператоры Ротман и Бейтс.

Рядом с ними присутствовали так же репортёры ряда информационных агентств. Благодаря этим людям сегодня сохранился очень интересный видео и фотоматериал, который позволяет наглядно увидеть происходившее и прояснить некоторые спорные моменты.

Для начала предлагаю посмотреть видематериал, потом прочитать его разбор и опять посмотреть видео.

 

Смотреть с 2:15. 

 

 

Сержант Джим Бэйтс, Сигнальный корпус 1-й армии (Sgt. Jim Bates, a First Army Signal Corps) Сержант Джим Бэйтс, 165-я сигнальная рота фотографов, Сигнальный Корпус 1-ой Армии
 

Кинооператоры
Ротман и Бейтс сняли ставший уже знаменитым документальный фильм о боях в Кёльне. Сам по себе фильм не большой и интересен реальными сценами уличных боёв. Однако, настоящую славу фильму принесли 48 секунд самых некачественных, но наиболее примечательных кадров про столкновение американского танка Шерман с немиецким танком Пантера возле Кёльнского собора, которые запечатлел сержант Джим Бейтс [Jim Bates] на свою 16мм кинокамеру. Именно этот фрагмент будет наиболее детально рассмотрен в статье. Хотя во время фильма кинокамера Бейтса часто дрожит, теряет резкость, и фокус уходит в сторону в перипетиях уличных сражений, за эту ленту Джим Бейтс был награждён Бронзовой Звездой (Bronze Star). Многие важные детали фильма можно рассмотреть и понять только при его раскадровке и привязке их на месте к сохранившимся улицам и домам в Кёльне.


 

Одна из версий событий. 

Итак, 6 марта 1945 подразделения американской 3-й Танковой Дивизии вошли в Кёльн со стороны Фенлёэр штрассе и продвигались в направлении Кристофштрассе, Гереонштрассе и дальше в центр. К тому времени немецкие войска уже оставили эту часть города, и отошли на другой берег Рейна, взорвав за собой мосты. Поэтому на своём пути атакующие встретили лишь малочисленные и разрозненные группы противника или одиночных снайперов, которые оказывали слабое эпизодическое сопротивление. Впрочем, на Кристофштрассе американцы наткнулись на небольшой очаг обороны, где стоял немецкий танк Panzer IV. В перестрелке принял участие новый и самый мощный на то время американский танк Першинг. В ходе непродолжительного боя у Pz IV была повреждена башня, после чего он отъехал на боковую улицу. Немецкий экипаж сумел покинуть машину, однако вечером того же дня все танкисты попали в плен к американцам. Хотя бой на Кристофштрассе был скоротечным, не обошлось без обычной трагедии городских боёв. Во время перестрелки, на перекрёстке между воюющими сторонами несколько раз выезжали случайные гражданские машины и даже оказывались жители города. В результате они попадали под губительный перекрёстный огонь. Как вспоминал наводчик одного из Першингов, Клэрэнс Смойер, на пути американцев появлялись вражеские военные автомобили, поэтому по ним стреляли. Однако почти наверняка машины были гражданскими. В одной из них был убит водитель и ранена молодая девушка. Американцы, пытаясь ей помочь, вытащили из салона и положили на землю.
Во время очередной внезапной перестрелки, скорее всего со снайперами, танк Шерман случайно наехал на эту девушку и раздавил. Трудно кого либо винить, но судя по кинохронике, американцы не сильно церемонились, когда
перед ними оказывалась чья-то легковая машина или какой-то гражданский.

Ещё до прихода американцев, Кёльн был основательно выбомблен союзной авиацией. Центральная часть города, пострадала сильнее всего - целые кварталы были разрушены и выгорели до основания. Если перед войной в
 Кёльне проживало около 770.000 человек, то после войны оставалось, лишь около 40.000. В самом центре города, на берегу Рейна, над развалинами возвышался величественный Кёльнский собор Пресвятой Богородицы и Святого Петра – жемчужина мировой архитектуры и место нахождения священных для многих христиан мощей Святых Волхвов, или как их ещё называют Трёх Королей. Примечательно, что Собор уже оставил заметный след в военной истории. Кёльнский архиепископ Райнальд фон Дассель, бывший канцлером, политическим и военным чином у императора Фридриха Барбароссы, в 1166-1167 возглавил успешный завоевательный поход в Италию и привёз из Милана мощи Трёх Королей. Позднее он сам был похоронен в Соборе. Именно сюда, к Собору, среди руин продвигались американские войска 6 марта 1945. Удивительно, однако, Собор, сравнительно не пострадал от бомбардировок, хотя получил три прямых попадания авиабомб.

 

танковый бой в Кёльне, Пантера против Першинга. 1945
1 - Кёльнский Собор
2 - Комёдиенштрассе
3 - Ан ден Доминиканерн
4 - железнодорожный вокзал
5 - мост Хохенцолерн

** *- оражевые стрелки указывают направление наступления американцев

 

Американские авангарды вышли к Соборной площади по кратчайшему пути вдоль Комёдиенштрассе. То, что произошло дальше, является одной из главных загадок всей этой истории. Согласно официальной версии и
воспоминаниям американских очевидцев, выйдя на Комёдиенштрасе, они увидели перед собой немецкую Пантеру, но не известно почему решили, что она оставлена экипажем и двинулись ей на встречу. Это поразительная беспечность выглядит крайне маловероятно. Совсем недавно, на Кристофштрассе американцы уже столкнулись с немецким Pz IV. Кинохроника запечатлела, что наступавшие стреляли во всё, что двигалось, включая гражданские автомобили и случайных цивильных, оказавшихся на поле боя. При этом, выстрелом из танка была окончательно разбита и рухнула уже повреждённая стена высотой с несколько этажей. Солдаты 3-й Танковой Дивизии не стремились погибнуть в героической атаке и не жалели боеприпасов.

А на Комёдиенштрассе, американцы встречают Пантеру, которую в отличие от Pz IV они практически не могли подбить в лоб, и беспечно направляются ей навстречу. Удивительно, что никто не послал пехоту проверить вражеский танк и даже предупредительно не обстрелял его из Шерманов. А ведь, обстрелять было не только не трудно, но и входило в прямые обязанности американских танкистов. Такое поведение не вяжется ни с чувством
 самосохранения, ни с американской тактикой. Встретив при наступлении более-менее организованное сопротивление, американские войска, как правило, быстро отходили и обрабатывали вражеские позиции огнём танков, САУ, артиллерии или авиацией. Насыщенность войск хорошей радиосвязью привела к появлению типично американского тактического приёма “тайм-он-тагет” (time-on-target). При необходимости все близлежащие артиллерийские подразделения, где бы они ни находились, даже на марше, получали приказ немедленно развернуться и открыть огонь по заданной цели. Таким путём достигалось максимально быстрое массирование артиллерии по критическим целям. Однако на Комёдиенштрассе, всё происходило совершенно иначе - согласно официальной и общепринятой версии на Пантеру вообще никто не обратил внимание.

*Возможно потому что ее на Комёдиенштрассе в этот момент не было. "Трудно искать в темной комнате черную кошку. Особенно если ее там нет"

 

*Красной точкой отмечен тоннель в котором предположительно и пряталась Пантера до момента уничтожения ей Шермана.

Американский авангард возглавляли два Шермана роты F, 32-го танкового полка, 3 Танковой Дивизии (F Co, 32nd A.R., 3rd AD). Приблизительно в 100 метрах от выезда на соборную площадь им преградила дорогу баррикада
высотой в человеческий рост из развалин зданий. Головной Шерман подъехал к баррикаде и втиснулся между грудами обломков на правой стороне улицы. Его корпус почти полностью прикрывала баррикада, над которой возвышалась только его башня. Отсюда Шерман мог простреливать всю улицу, которая шла от баррикады, мимо Собора и упиралась в железнодорожный вокзал. Все переулки, выходившие на улицу, и выезд с соборной площади тоже находились под контролем. Тем не менее это была рискованная позиция потому, что танк оказался в западне. В случае опасности он уже не мог быстро сдать назад, поскольку сразу за кормой находилась большая гора обломков.

После этого, следом подъехал второй Шерман и остановился рядом, на углу перекрёстка к церкви Святого Андреаса, по левой стороне Комёдиенштрассе. Только второй Шерман занял более осторожную позицию, развернувшись в пол оборота в сторону Собора и укрыв заднюю часть машины за угловым зданием. Отсюда танк хорошо простреливал выезд от Собора.

Ничто не предвещало серьёзной опасности, если не считать сущего пустяка - Пантеру в 120-130 метрах. Впрочем, согласно официальной версии, Пантеру американцы просто игнорировали. За танками, по улице размеренно
 продвигалась американская пехота. Внезапно "брошенная" Пантера выстрелила и начался бой - последний танковый бой в Кёльне. Первый немецкий бронебойный снаряд ударил в головной Шерман, стоявший на правой стороне Марцелланштрассе. Pzgr. 39/42 пробил маску орудия справа от амбразуры спаренного пулемёта и, влетев в башню, оторвал командиру танка Кенллнеру левую ногу ниже колена, ранил наводчика Джиаилуку и вероятно  убил заряжающего Спиира. Как вспоминал Джиалука осколки прошли сквозь его ноги, и он не мог встать. Тем временем в машине началось возгорание. Выжившие оказались в ловушке. Джиалука вспоминал, что когда второй снаряд Пантеры взорвался ниже башни, он нашёл в себе силы подняться и выбраться из танка. Впрочем, Джиалука ошибся. Второе попадание пришлось рядом с первым - в маску орудия. Снаряд частично пробил броню и срикошетировал вправо. Первым из командирского люка выбрался командир танка Келлнер. Надо отдать ему должное, несмотря на оторванную ногу, он не забыл взять с собой винтовку, но вылезая, выронил её. Перебравшись через моторное отделение, Келлнер спрыгнул сзади. Когда ему пришли на помощь он держал в руке свой Кольт, готовый сражаться несмотря на страшную рану. Командира не удалось спасти, и вскоре он умер от потери крови в воронке недалеко от своего Шермана. К слову командиром танка Келлнер стал всего восемь дней назад.

 

Погибший водитель, первого подбитого Шермана - Джулиан Эйч. Пэтрик (Julian H. Patrick).

На маске пушки следы попаданий двух немецких снарядов Pzgr.39/42. Первый снаряд пробил броню и проник внутрь танка. Второй снаряд попал чуть выше первого, частично пробил маску и срикошетировал вправо. Каждый снаряд
имел в донной части 0,05 кг взрывчатки.

Сразу после Келлнера из командирского люка выбрался 19-летний капрал Джон Джиалука и головой вниз скатился с танка. Его потом отправили в госпиталь в Англии и после продолжительного лечения он снова смог ходить.

Вторым погибшим в танке был водитель Пэтрик, однако не известно при каком именно попадании снаряда он погиб.

Третьим из подбитого танка через свой люк выбрался помощник водителя Гриффин.

Таким образом, после двух выстрелов Пантеры в Шермане с бортовым номером 316 погибло два танкиста, выбралось трое, из которых выжило двое.

 

Размещение экипажа в танке М4 Шерман
(Зеленый) - помощник водителя Гриффин (вылез через свой люк, выжил)
(Синий) - водитель Пэтрик (погиб в танке)
(Оранжевый) *- командир Келлнер (с оторванной ногой выбрался через свой люк, погиб от потери крови)
(Желтый) - наводчик Джиалука (с раненнымии ногами выбрасля через командирский люк, выжил)
Красный - заряжающий Спиир (погиб в танке)

 

Два снаряда подбили правый Шерман. Из командирского люка выбрался, перекатился через моторный отсек и спрыгивает сзади командир танка Келлнер. У него оторвана левая нога. Наводчик Джиалука вторым вылез из
того же люка и скатился по правому борту головой вниз. Успел выбраться ещё помощник водителя. Из машины идёт дым.

Впереди подбитого Шермана видны развалины, сложенные в баррикаду поперёк улицы. За баррикадой, по правой стороне Комёдиенштрассе, стоит два дома, сразу за которыми находится стреляющая Пантера. На заднем фоне виднеется Кёльнский Собор.

Теперь внимание!
Орудие Шермана слева даже не смотрит в сторону Пантеры, которая расстреляла соседний танк! Это при том, что Пантера стоит всего через два дома, в 120 м, а Шерман справа уже получил два попадания и из него успели выбраться даже раненные танкисты. Чтобы вступить в бой или отъехать в укрытие, прошло более чем достаточно времени, но второй Шерман просто стоит. Более того, у него открыто два люка: командирский и помощника водителя. От танка два танкиста в полный рост бегут помогать - один к раненным, другой за медиками.

Фото демонстрирует, что американские танкисты смелые и дружные парни, но ... почему-то никак не реагируют на стреляющую Пантеру прямо перед собой. Соседний Шерман расстрелян и теперь их танк на очереди, а они по
прежднему в упор не видят смертельную угрозу.

А может они действительно её не видят?
А может Пантера тоже не видит второй Шерман, поэтому дважды стреляет в другой танк?

Медик пытается помочь Келлнеру в воронке недалеко от подбитого Шермана.
Келлнер вскоре умер от потери крови.

То, что произошло дальше, вообще в голове не укладывается – экипаж соседнего Шермана вместо того, чтобы вступить в бой со стреляющей в их сторону Пантерой, кинулся на помощь выбравшимся танкистам головного
Шермана. На фото видно, как один танкист из второго Шермана бежит по левой стороне Комёдиенштрассе за медиками, а второй – устремился к раненным товарищам. У второго Шермана открыты командирский люк и люк
помощника водителя. С высокой долей вероятности можно предположить, что один из бегущих танкистов это помощник водителя, а второй – командир или наводчик. Если без помощника водителя можно вступить в бой с Пантерой, то без командира и тем более наводчика это сделать несколько затруднительно. Смелость и решительность американских танкистов неоспорима, однако почему они под огнём рядом стоящей Пантеры бегут на помощь товарищам, а не в свой танк? На фото есть ещё одна поразительная странность – когда Келлнер спрыгивает со своего танка на втором Шермане орудие даже не смотрит в сторону Пантеры. А ведь прошло уже достаточно
времени – Пантера успела сделать два орудийных выстрела, а командир с оторванной ногой вылезти из башни и перебраться через моторное отделение. Складывается впечатление, что экипаж второго Шермана видит исключительно раненных товарищей и совершенно не видит противника. Но такое не возможно, если Пантера стояла на той же улице, всего через два дома, в 120-130 метрах, как говорит официальная версия. Если бы второй Шерман желал уклониться от боя ему следовало просто немного отъехать назад, за угол дома, в сторону церкви Святого Андреаса. Однако второй Шерман не вступил в бой и не попытался отъехать. Видел ли он угрозу?

 

 

Комёдиенштрассе. Справа подбитый Шерман Келлнера, а прямо - горящая Пантера. Хорошо видно, что со своей позиции Пантера видела и могла подбить оба Шермана, а не стрелять дважды в один и тот же. Второй Шерман тоже должен был бы её видеть и быстро отреагировать. Не было сделано ни то, ни другое.

Слева от Пантеры, на заднем плане, виднеется железнодорожный вокзал с тунелем. Выезд из вокзального тунеля прсматривается приблизительно под стволом Пантеры. Если Пантера стреляла не с того места, где сейчас находится, а с левой стороны тунеля, то она действительно, могла видеть только Шерман на правой стороне Комёдиенштрассе. Его она и подбила.
Второй Шерман, на левой стороне улицы, ей не было видно или была видна лишь малая его часть. Соответсвенно экипаж второго Шермана тоже не мог увидеть в тунеле Пантеру, поэтому достаточно долго никак на неё не реагировал.

Две фотографии на пантеру со стороны Першинга снятые с различных уровней. ( Подбитый Шерман с правой стороны от Пантеры )

 Странно и поведение экипажа Пантеры. Перед Пантерой стояло два вражеских танка, и она сделала два выстрела, но… в один Шерман. Во встречном бою, с вдвое превосходящим противником дорога каждая секунда. Зачем долбить один и тот же танк, когда рядом стоит второй, и который с мгновения на мгновение встрелит в ответ? Второй выстрел должен был прийтись на второй Шерман, иначе Пантера сама могла быть подбита. Стандартный бронебойный снаряд М62 АРС у 76мм пушки Шермана не отличался хорошей бронепробиваемостью. Американцы знали эту горькую истину и, чтобы выправить положение в феврале 1945 стандартизировали новый подкалиберный боеприпас HVAP-T, как M93 76mm fixed shot HVAP-T. Тяжёлый сердечник из карбида вольфрама нового более мощного снаряда не мог пробить верхний лобовой лист Пантеры, однако маску орудия он пробивал на дистанции 800-1000 ярдов. Острая необходимость в новых снарядах была настолько велика, что они начали поступать в войска ещё до стандартизации. Новые боеприпасы срочно доставляли в Европу транспортными самолётами. Первым танковым подразделением, получившим HVAP-T стал 746-й Танковый Батальон этой же 3-ей Танковой Дивизии, которая вела бои в Кёльне. К концу февраля на каждый 76мм Шерман приходилось по 5 дефицитных снарядов.
Впрочем, Шерман мог попытаться пробить маску Пантеры и стандартным снарядом M62 APC на расстоянии до 200 ярдов. Тем более, что Пантера стояла всего в 120-130 метрах. Немецкому экипажу было чего опасаться.
Однако немцы дважды стреляют в один вражеский танк, непонятно почему игнорируя второй, не менее смертельно опасный.

 

Очевидно, что официальная версия боя кёльнской Пантеры с Шерманами трещит по всем швам. Согласно ней обе стороны постоянно ведут себя, как самоубийцы, причём без всякой логики.

В этой истории надо разобраться. «Брошенная» Пантера на соборной площади исключается. Тогда где она могла быть и откуда стреляла? Достоверно это неизвестно, но имеется достаточно информации для анализа.

Утром 6 марта 1945 по правой, автомобильной строне железнодорожного моста Домбрюке, позади Собора, в южную часть Кёльна въехало три танка. Вскоре после этого мост взорвали и это понятно. Немецкое командование
планироало отведя войска за Рейн организовать прочную оборону. Взрыв мостов быль частью плана. На первый взгляд может показаться странным зачем немцы практически в ловушку загнали три своих танка. У них не так
много оставалось бронетехники, чобы жертвовать ей бесцельно. Ясно, что эти танки, как и другие крайне малочисленные силы немцев в южной части Кёльна уже не могли организованно отойти. Однако недавно в Кёльне
произошло малозаметное событие, имевшее широкоизвестное продолжение.

Германское командование опасаясь стремительного прорыва американцев к городу, приказало заранее заминировать все мосты, чтобы при необходимости их можно было быстро уничтожить. Однако во время очередного авианалёта заложенная взрывчатка сдетонировала от близкого взрыва авиабомбы и произошёл незапланированный взрыв моста. Германское командование пришло в ужас от перспективы внезапной потери мостов. После этого посыпался ряд противоречивых и взаимоисключающих приказов, поставивиших спаёров в крайне трудное положение, тем более, что за уничтожение мостов они отвечали головой. Теперь требовалось, чтобы заложенные подрывные заряды находились в высокой степени готовности, чтобы их быстро могли взорвать, однако при этом готовность требовлось существено снизить в целях безопсности. Как итог, в отношении мостов у немцев возникла нервозность и неразбериха. Скорее всего германское командование обоснованно опасаясь внезапного прорыва американцев к мостам понимало, что взрыв может сорваться по ряду независящих причин. В истории Второй Мировой боле, чем достаточно трагических примеров. Именно поэтому утром 6 марта 1945 к Собору переправилось три танка, которые вместе с малочисленными силами пехоты должны были на некоторое время задержать американцев, если возникнут проблемы со взрывом моста. Это были жертвенные танки.

Информация по этим трём танкам весьма разрозненная. Скорее всего одним из них был Pz IV, задержавший американцев на Кристофштрассе, вторым танком являлась Пантера, подбитая Першингом у Кёльнского Собора, и ещё одна Пантера, судьба которой достоверно не известна. По некоторым данным, она стояла за Кёльнским собором и ещё около часа сдерживала продвижение американцев, после уничтожения первой Пантеры. Впрочем, нахождение второй Пантеры за Собором выглядит крайне маловероятным - совершенно не понятно зачема бы она там без дела простаивала во время боя, вместо того, чтобы на Ан ден Доминиканерн прикрыть первую Пантеру.
Действовать в паре было бы в интересах обоих экипажей.

 Примечетельно и другое. У пПантеры, заснятой Бейтсом, в амбразуре спаренного пулемёта находилась заглушка. Достоверно не известно по какой причине, однако у Pz IV на Кристофштрассе заклинило башню. Состояние ещё одной Пантеры не ясно. Очевидно немецкое командование определило на роль жертвенных танков уже повреждённые машины, которые не так жалко потерять. Чего не скажешь про немецких танкистов, которые, как минимум в одном танке, не дрогнули перед превосходящим противником и проявили себя с самой лучшей стороны.

Прямым следствием непроизвольного взрыва кёльнского моста и последовавших запутанных приказов стал знаменитый захват 7 марта 1945 американцами тактически важного моста Людендорфа в близлежащем городе
Ремагене. В отличие от Кёльна, в Ремагене быстро взорвать мост не смогли, а прикрывающих сил на предмостных позициях не имелось. В Кёльне прикрытие было - две Пантеры, Pz IV и немного пехоты.

От баррикады, преградившей Шерманам путь на Комёдиенштрассе, дорога напрямую шла к тёмному туннелю железнодорожного вокзала. Туннель находился под железнодорожными путями, которые, поднимаясь по эстакаде
над землей, вели от моста через Рейн к вокзалу. Сверху туннель имел вид буквы “Y”. Со стороны реки, в туннель вело два отдельных въезда – туннель Йоханнисштрассе (ближе к вокзалу) и туннель Транкгассе (ближе к Кёльнскому собору). Почти на всём протяжении между собой эту туннели разделялись конструкциями эстакады и не просматривались. Однако со стороны Собора туннели соединялись в один и выходили на дорогу, которая вела прямо к баррикаде на Комёдиенштрассе, где стояли Шерманы.

Трудно придумать лучшее место для укрытия и засады и немцы не преминули им воспользоваться. Известно, что утром того дня в этом туннеле стояло две Пантеры.

Наиболее точная реконструкция боя Пантеры с Шерманами выглядит следующим образом. Около 14:00 подразделения роты F, 32-го танкового полка, 3 Танковой Дивизии (F Co, 32nd A.R., 3rd AD) не встречая сильного
 сопротивления, продвигались по Комёдиенштрассе в сторону Кёльнского собора. Приблизительно в 120 метрах от соборной площади им преградила дорогу баррикада. Головной Шерман (76мм) занял позицию на правой стороне улицы перед баррикадой. Вслед за ним подъехал второй Шерман (76мм) и остановился слева рядом, на перекрёстке Комёдиенштрассе и Андреасклостер. Головной Шерман мог простреливать всё пространство до самого вокзала, а второй танк контролировал выезд с соборной площади. Оба танка не видели перед собой никакой Пантеры, поэтому относительно спокойно выдвинулись в сторону Собора.

Тем временем в тёмном туннеле вокзала стоял незамеченным немецкий тяжёлый танк Pz V Ausf.A, а его экипаж пристально наблюдал передвижения американцев на Комёдиентштрассе. Скорее всего первоначально Пантера
стояла в глубине туннеля, поэтому противник никак не мог её видеть. Упёршись в баррикаду, американцы остановились.

 

танковый бой американцев с Пантерой в городе Кёльн, видео раскадровка.
1 - Туннель возле железнодорожного вокзала
(синий)** *- Вероятное местоположение Пантеры. Танк мог стоять иещё дальше в
туннеле.
(красный)** *- Траектория двух снарядов, выпущенных Пантерой в Шерман с расстояния 220 м.

2 - Шерманы на Комёдиенштрассе.
(зеленый)** *- Шерман Келлнера, подбитый Пантерой из туннеля (розовый)** *- Второй Шерман, который Пантера не видели или почти не видела из туннеля

Учитывая, что к тому времени центральная часть города была сильно разрушена авианалётами, наступать к Собору можно было только с двух направлений. Кратчайший путь шёл по Комёдиенштрассе прямо на соборную площадь. Второй путь – двигаться в сторону вокзала по параллельной улице Ан ден Доминиканерн, проходившей левее и затем повернуть направо к Собору. Находясь в привокзальном туннеле, Пантера блокировала Комёдиенштрассе и выходы к Собору, однако, путь к вокзалу по Ан ден Доминиканерн оставался незащищённым. Наткнувшись на баррикаду на
Комёдиенштрассе, американцы неизбежно должны были скоро перенести основной натиск левее, в сторону незащищённой Ан ден Доминиканерн. Таким образом, Пантера оказалась в опасном положении, которое не могло долго продолжаться, учитывая приближение противника. Экипаж Пантеры решил начать бой. Бой заранее проигрышный. Бой без шансов на победу. С тактической точки зрения бой не обязательный, потому, что мост за
Собором уже был взорван…

 Из тёмного туннеля немцы сделали два выстрела в головной Шерман Келлнера на Комёдиенштрассе. Первым же снарядом они поразили маску орудия, убив часть американского экипажа и вызвав внутреннее возгорание в машине. Не меняя наводки, они сделали ещё выстрел и когда уцелевшие американские танкисты начали покидать свой танк, Пантера, покинув укрытие, двинулась в их сторону. Учитывая, что перед Пантерой находилось два Шермана, а она дважды стреляла только в один вражеский танк, можно с высокой долей вероятности предположить, что Пантера вступила в бой, находясь в туннеле со стороны Йоханниссштрассе. Оттуда было хорошо видно только Шерман на правой стороне Комёдиенштрассе. Второй Шерман, на перекрёстке Андреасклостер, видно не было или была видна лишь очень малая его часть. 
Если провести прямую линию от туннеля со стороны Йоханнисстштрассе ко второму Шерману, то видно, что американский танк прикрыт впереди стоящим зданием, а кроме того его почти до башни защищала баррикада. Точно так же экипаж второго Шермана не мог видеть Пантеру. Если бы Пантера стреляла из туннеля со стороны Транкгассе, то, скорее всего она не стала бы стрелять дважды в один и тот же танк. Почему же немцы не заняли
позицию в тунеле Транкгассе? Дело в том, что с Комёдиенштрассе чётко просматривается обратный выезд из тунеля Транкгассе и значит американцы могли бы разглядеть в тунеле силуэт притаившейся Пантеры, со всеми
вытекающими последствиями. Поэтому Пантера остановилась в боковом, непросматриваемом противником тунеле с Йоханессштрассе. При детальном изучении сходу кидается в глаза, как грамотно и продуманно действовал в
том бою немецкий экипаж. К слову, подобные мелочи говорят, что скорее всего в Пантере сидел опытный и решительный командир, который уже знал запах пороха. Тем трагичнее, что немецкие танкисты хорошо понимали на
что шли.

Ещё толком не сообразив, откуда был подбит головной танк, часть экипажа второго Шермана кинулся на помощь раненым товарищам. В это время к ним приблизилась Пантера и подбила второй Шерман, на углу Андреасклостер.
Второй танк пострадал меньше и после боя его быстро эвакуировали, а первый Шерман остался стоять дольше. Впрочем официальная версия гласит, что второй Шеран уцелел. На этом бой Пантеры с Шерманами закончился. И
начинаются новые вопросы.

 

1 - Новое местоположени Пантеры, на перекрёстке Комёдиенштрассе, Марцеланштрассе и Транкгассе, по которой она приехала из туннеля.
(синий)** *- направление движения Пантеры на новую позицию

2 - Шерманы на Комёдиенштрассе.
(зеленый)** *- Шерман Келлнера, подбитый Пантерой из туннеля (розовый)** *- Второй Шерман. По одним данным он тоже был подбит, по другим отступил. Стрелкой показано его возможное отступление в торону церкви Св. Андреаса.

3- церковь Св. Андреаса

Разгромив американский авангард на Комёдиенштрассе, Пантера уже не вернулась в туннель, а заняла очень интересную позицию. На новом месте немецкий танк мог блокировать продвижение американцев с обоих направлений к Собору – как по Комёдиенштрассе, так и со стороны Ан ден Доминиканерн, которая до этого оставалась не защищённой. Пантера стала на краю соборной площади, на углу здания, лбом к Комёдиенштрассе и правым бортом к небольшой улочке Марцелланштрассе, выходившей на Ан ден Доминиканерн. Теоретически это была относительно неплохая позиция, однако, не в тех условиях. Теперь одной Пантере приходилось ждать атаки с двух противоположных сторон, притом, что расстояние с противником сократилось до катастрофически малого. И если продвижение американцев по Комёдиенштрассе не могло быть совсем внезапным, то атака со стороны Ан ден Доминиканерн по Марцелланштрассе практически не оставляла немецким танкистам времени на ответные действия. А одновременная атака с двух направлений вела уже к гарантированной гибели. И, наконец, самое страшное для немецкого экипажа было то, что он почти или полностью не имел пехотного прикрытия. Если бы немецкая пехота засела в домах, хотя бы со стороны Марцелланштрассе, тогда новая позиция Пантеры имела смысл.
Однако немецкие войска уже покинули эту часть города и переправились на другой берег. Утром здесь ещё был немецкий инженерный батальон, однако после 12:00 и он ушёл. Больше войск не осталось, только разрозненные
 небольшие группы или снайперы. Пантера осталась практически одна. Она стояла вплотную к зданиям, из которых любой американский солдат с Базукой мог в любой момент выстрелить из ближайшего окна. Наибольшее, на что мог рассчитывать экипаж Пантеры это одиночные немецкие стрелки в качестве прикрытия. Это в лучшем случае и то маловероятно. Одно дело выстрелить столдату несколько раз из окна и безнаказанно скрыться среди развалин. Другое дело прикрывать Пантеру – занять дома и стоять насмерть против намного превосходящего противника, заранее зная, что проиграешь. 
Вокруг ещё шли бои, однако война была уже, по сути, проиграна не только в городе. Рейх пал. Теперь немцы часто предпочитали сложить оружие перед Союзникам, а не погибнуть с оружием в руках.

 Отсюда возникает ещё один ключевой вопрос – почему разгромив американский авангард на Комёдиенштрассе, и выехав из тунеля, Пантера не сменила позицию? На новой позиции Пантера могла добиться лишь молниеносного успеха, что она и сделала. Однако после того, как она подбила Шерман, стало ясно, что неизбежно и очень скоро сама подвергнется атаке американской пехоты из близлежащих домов или её попытаются обойти вражеские танки по соседним улицам. Поэтому, после боя с Шерманами Пантере следовало немедленно сменить позицию или хотя бы немного развернуть корпус вправо – в сторону Марцелланштрассе, откуда исходила для неё главная угроза. Но Пантера не отошла и не развернулась. 
Её лоб смотрел в сторону Комёдиенштрассе. Почему? Попробуем проанализировать. Не считая американской пехоты, угроза Пантере исходила из двух мест. В 100-110 метрах от Pz V баррикада перегородила Комёдиенштрассе. Высота этого сооружения из обломков зданий доходила почти до башни танка и тем самым обеспечивала некоторую защиту от снарядов противника с этой улицы. Однако на левой стороне улицы был
переулок на Андреасклостер. Именно там стоял второй подбитый Шерман и оттуда внезапно мог выехать другой танк противника. Кроме того, американский танк мог внезапно появиться и на дальнем конце Комёдиенштрассе. И наконец, враг мог неожиданно выйти с фланга на Марцелланштрассе. Вероятно, учитывая, что Комёдиенштрассе находилась ближе и оттуда исходила двойная угроза, именно туда смотрел лоб Пантеры.
 Поэтому Пантера не повернулсь вправо, к Марцелланштрассе. При таком положении одному опасному направлению была подставлена толстая лобовая броня, а второму – слабый борт. Не очень удачно, однако, если бы Пантера полуразвернулась в сторону Марцелланштрассе, тогда борта были бы подставлены обоим направлениям. К тому же стоя лбом к Комёдиенштрассе, Пантера могла быстро отъехать назад, избегая фланговой угрозы с Марцелланштрассе. Впрочем, тактические преимущества новой позиции Пантеры могли сработать только при большом везении. Зато её гибель была почти гарантированна.

1 - Направление, вдоль Ан ден Доминиканерн, по которому американцы моглий выйти к вокзалу и в тыл Пантере.

2 - Второе направление, по которому могли продвигаться американцы, по Комёдиенштрассе.

Новая Позиция Пантеры была единственным местом, откуда можно было блокировать оба направления, по которым могли наступать американцы. При этом немецкий танк сам оказался в крайне опасном положении.

** *- оражевые стрелки показывают единственно возможные направления, по которым могли продвигаться американцы в этом районе.

** *- красными стрелками показано, как Пантера могла простреливать два единственно возможных маршрута американского наступления.

Итак, развернуться Пантера не могла. А отойти? Отойти тоже. Только отсюда можно было блокировать сразу все два направления, по которым наступали американцы – Комёдиен и Ан ден Доминиканерн. Если бы Пантера отошла назад, чотобы обезопасить свой правй борт, тогда противник смог бы по улице Ан ден Доминиканерн незаметно выйти к вокзалу, в тыл Пантере, со всеми вытекающими последствиями.

Если внимательно изучить аэрофотоснимки, то становится ясно, что Пантера находилась на опасном, но единственно возможном месте, чторбы прикрыть подходы одновременно к вокзалу и Собору.

Очевидно, что немецкий экипаж грамотно оценивал место боя, действовал очень решительно и самоотверженно. Однако долго танк так стоять не мог и, главное, от него это не требовалось. Немецкие войска накануне оставили эту часть города, а мосты за Собором уже лежали глубоко в Рейне. Никаких тактически важных объектов за Пантерой не находилось, не считая самого Собора, с которого открывался хороший обзор. Впрочем, немецкое командование даже не собиралось удерживать эту безнадёжную позицию или взорвать собор. От американцев их надёжно отделяла широкая река. Примечательно и то, что после захвата левобережной части города американцы установили плакат: возле этой, уже подбитой Пантеры "". То есть немцы могли уничтожить высокие башни древнего Собора подрывными
зарядами или артиллерией, но не пошли на это. К слову, когда происходили описываемые бои, под Собором находился военный госпиталь.

 

Остановившуюся Пантеру американцы могли неожданно атаковать с двух
направлений:
1 - Комёдиенштрассе
2 - Марцеланштрассе

** *- тонкие оражевые стрелки показывают откуда американская
бронетехника могла атаковать Пантеру.

3 - жирная оражевая стрелка указывает, как американцы могли выйти к
вокзалу и в тыл к Пантере. Этот вариант был самым опасным для экипажа
Пантеры.

Тем более не понятно, зачем Пантера намертво стала на перекрёстке Комёдиен и Марцелланштрассе. По-сути, это главная загадка данной истории и ответов на неё нет. Немецкий экипаж уже сделал всё что мог, уничтожив два танка, и на какое-то время, сорвав продвижение противника. Никто бы их не упрекнул, если бы они, наконец, оставили свою машину и отступили к основным силам. Но они не отступили. Они решили дать бой, на повреждённой машине, без всяких шансов на победу и с призрачной надеждой выжить. Мы уже не узнаем, что ими двигало – отчаяние, чувство долга, просто глупость… Каждый сам для себя решит, как назвать их поступок.

 После разгрома на Комёдиенштрасе для американцев тоже вырисовывалась проблематичная ситуация, которую усугублял вид двух уничтоженных танков. 76мм орудие Шермана практически ничего не могло сделать с толстой лобовой бронёй Пантеры, не считая сравнительно небольшого учкастка на маске орудия. Зато немецкая 75мм пушка KwK 42 уверенно поражала Шерман куда угодно. Напрашивался вывод брать Пантеру с фланга, а для этого выйти по Ан ден Доминиканерн и затем, вдоль улицы Марцелланштрассе выстрелить ей в правый борт. При этом Пантера могла развернуться, подставив лобовую броню, что не сулило наступающим ничего хорошего.
 Однако в то время в составе 3 ТД находились новые американские танки М26 с мощной 90мм пушкой и более толстой бронёй. Эти новинки прибыли в Европу меньше месяца назад, чтобы пройти фронтовые испытания в рамках операции Зебра . Впрочем у американцев был выбор, что послать против проблемной Пантеры. В Кёльне находились и самые бронированные американские танки Шерман Джамбо, чья лобовая броня выдерживала попадания 88мм снарядов Тигров и Насхорнов. Но выбор пал на Першинг сержанта Роберта Эрли. Перед боем Эрли предусмотрительно решил изучить местность и отправился в странным образом уцелевшее здание Трудового Фронта, откуда открывался отличный вид на Пантеру.

Схематическое изображение ситуации и мест расположения Пантеры и оператора.

Современный вид на туже местность.

 

Эта вылазка демонстрирует насколько слабым было пехотное прикрытие Пантеры, если оно вообще было. В этих условиях Пантере было просто самоубийственно оставаться на месте, но всё же она не отъехала. 

 

Автор фильма, сержант Джим Бейтс вспоминал:

 «На центральной площади перед Кафедральным Собором находился немецкий танк, о котором в Шермане думали, что он выведен из строя, однако танк выпустил снаряд в Шерман и убил в нём трёх человек. Командир танка по имени Роберт Эрли из роты Е 32-го танкового полка спешился, чтобы осмотреться. Я попросил его разрешения пойти вместе и когда мы взобрались на мезонин здания, то увидели танк.

 

Вид на Пантеру со стороны подбитого Шермана. Судя по направлению ствола Пантеры ( в сторону Першинга ) момент самый драматический.

Эрли сказал мне оставаться, а он вернётся в свою машину и постарается вывести немецкий танк из строя, ну, а я есмогу это заснять. У него был один из новых танков М-26 Першинг с 90мм пушкой. Сержант Эрли сказал, что он повернёт на площадь подо мной, остановится и выстрелит в немецкий танк. Когда его танк выехал подо мной на площадь, то немецкий танк начал поворачивать ствол. Наводчик, капрал Кларенс Смойер, не дожидаясь пока его танк остановится, выстрелил до того, как вражеское орудие успело нацелиться на него. Его первый выстрел поразил немецкий танк в нижнюю часть и оторвал у командира ноги. После следующего выстрела трое из экипажа вылезли из машины, но их достала шрапнель. На моих снимках видно командира танка, сгоревшего вместе с танком, догоравшим ещё на следующее утро. Водитель добрался до обратной стороны здания, где и упал. Стрелок курсового пулемёта упал на велосипед и там и остался. Наводчик упал неподалёку. Все были убиты.»

А вот, что рассказывал капрал Клэренс Смойер, наводчик танка М26
сержанта Эрли:

«Нам повезло, что наш М4 заменили на М26 Першинг с 90мм пушкой. Мы продвигались, захватывая Кёльн и были рядом с центром площади перед Кафедральным Собором, когда один из наших танков М4 Шерман приблизился к
центральной площади и был подбит немецкой Пантерой. Погибло три танкиста. Когда это произошло, нашему экипажу приказали выехать по соседней улице и уничтожить немецкий танк. Нам было сказано выехать на
перекрёсток настолько, чтобы мы смогли выстрелить в борт вражескому танку, у которого орудие смотрело на другую улицу. Однако, когда мы выехали на перекрёсток, то у нашего водителя перископ был повёрнут в сторону немецкого танка и он увидел, что их орудие поворачивается в нашу сторону. Когда я повернул нашу башню, то стал пристально следить за стволом Mk V; таким образом, вместо того, чтобы остановиться для выстрела, наш водитель выскочил на середину перекрёстка, чтобы мы не стали неподвижной целью. Когда я выстрелил, мы ещё двигались. Затем мы
остановились, и я выстрелил ещё два раза, чтобы убедиться, что они не откроют по нам огонь. Все три наших снаряда пробили броню, один - под орудийной маской, и два - в борту. Два снаряда в борт прошли полностью
насквозь и вылетели с другой стороны. Ясно, что никто из них не выжил в этом суровом испытании. М26 Першинг с 90мм пушкой был самым лучшим танком, который мы имели во время войны. Мы сберегли его до самого конца
войны, хотя дважды были подбиты панцерфаустами в Падерборне и нам пришлось чиниться.»

 

1 - Зданице Трудового Фронта, откуда Джим Бейтс снимал бой Першинга с
Пантерой.
2 - Пантера
3 - Першинг

** *- Толстая оранжевая стрелка показвает, как Першин выехал на перекрёсток Марцеланштрассе. Тонкая стрелка - траектория выстрелов Паршинга по Пантере. Расстояние между танками порядка 110м. От Бейтса до Пантеры было около 120 м.

Ближе к трём часам дня 6 марта 1945 разыгралась вторя часть трагедии, у подножия Кёльнского Собора - бой Першинга с Пантерой. Последний танковый бой в Кёльне. Из-за того, что начало пошло не по плану, Джим Бейтс не
успел заснять первый выстрел, поразивший Пантеру в правый спонсон. Его 16мм камера заработала сразу после этого. Сегодня этот танковый бой является одним из самых известных в мире, однако, только детальная и очень кропотливая раскадровка позволяет увидеть все важные подробности боя. Итак.

   

Из командирской башенки показался первый танкист. Возможно командир.

Высунув голову из люка, он сначала смотрит в сторону Марцелленштрассе, где в его танк целится Першинг. Затем поворачивается лицом к Комёдиенштрассе, где стоят подбитые Шерманы. И наконец, вылезая, разворачивается в сторону Собора.

Этот танкист одет в куртку с капюшоном, но без головного убора. Его одежда отличается от той, что у других членов экипажа.

 

 

Из командирской башенки показался первый танкист. Возможно командир. В спонсоне, ниже спаренного пулемёта, видна первая пробоина. Из танка подымается густой дым.

 

Танкист перегнулся над командирской башенкой за долю секнды до взрыва внутри танка. При взрыве кинокамера дрогнула и на пару секунд потерял сцену из вида, поэтому неизвестно выпрыгнул этот танкист или упал обратно.

 

 

Из люка срелка-радиста появился другой танкист.

Вот он спрыгивает с танка.

*(красный)Первый, выбравшийся, танкист пригибаясь смотрит в сторону Першинга. Очевидно он решает куда ему лучше бежать. 
*(желтый)Танкист из водительского люка собирается спрыгнуть с танка. 
*(синий)Из командирской башенки появилась ещё одна фигура.

*(красный)Первый, выбравшийся танкист отвернулся и пытается пригнувшись уйти вправо, за угол здания.
*(желтый)Танкист из водительского люка падает с танка вниз головой. Видны только его ноги. Вероятно он ранен.
*(синий)Танкист в командирской башенке ещё не выбрался.

*(красный)Первый танкист вернулся на помощь к
*(желтый)товарищу, упавшему вниз головой и подхватил его. Возможно падение не прошло даром. Они вдвоём направятся влево, в сторону собора. 
*(синий)Танкист в командирской башенке наконец перегнулся через край.

В следующее мгновение в кадре появился трассирующий след второго снаряда устремлённого в танк.

Второе попадание в Пантеру, на этот раз в нижнюю часть башни. В командирской башенке ещё остаётся танкист.

С танка спрыгивает последний танкист. Откуда он выбрался? Возможно это то, кто вылезал из башни, когда попал второй снаряд. А может он вылез из другого люка, пока дрожала камера.

 

Последний, выбравшийся из Пантеры танкист бежит за угол дома.

*(малиновый) Из-за танка появилась фигура ещё одного танкиста и направилась в сторону собора. Кто он? Может быть тот, кто первым показался из командирской башенки и мы при взрыве не видели, как он выбрался? А может это раненный водитель?

  

К Пантере устремлён трассер от последнего бронебойно снаряда. Третий выстрел можно считать лишним, но, как говорится, от души... В быстро вспыхнувшем пожаре внутри танка рвутся боеприпасы.

 

Отлично видно куда пришлись все три попадания американских бронебойных снарядов Т33: в спонсон, под маску орудия, в борт над гусеницей. Когда в танке взрываются боеприпасы, сквозь пробоины вырывается пламя и дым.
Один танкист из танка так и не выбрался.
 

Вроде картина ясна и хроникально задокументированна. Однако судьба экипажа подбитой Пантеры на плёнку не попала и позволяет выдвигать разные версии. Так в журнале "After the Battle" Mag No.104 есть ссылка на книгу Джефа Этелла (Jeff Ethell), посвящённую авиационной тематике.
«Трое убежавших членов экипажа были вскоре захвачены, когда группа из 30 немецких полицейских вышла из убежища под собором (так называемого Dom-Bunker), сдаваясь первым американцам, которых увидели: четырём репортёрам… Американцы нашли троих из экипажа Пантеры на пункте скорой медицинской помощи под Собором: лейтенант Бартелл Бортр имел три ранения ног, обергефрайтер Отто Кёних – обгоревщее лицо, а третий человек, умирая, лежал на кровати.»

А теперь давайте проанализируем увиденное и прочитанное. Вся немецкая бронетехника уже ушла из этой части города, а мосты позади Собора взорваны. Поэтому, нахождение Пантеры именно в том месте вызывает интерес. Можно предположить, что данная Пантера из Pz.Rgt.33, 9 Panzer Division была оставлена как арьергард, но вот зачем, если мосты уже лежат под водой? Да и танков у Германии оставалось не так уж много, чтобы понапрасну жертвовать ими. Любопытно и поведение самой Пантеры во время боя. По снимкам видно, что Пантера первоначально занимала очень удачную позицию и могла простреливать сразу три улицы, которые вели к центру города, то есть к собору. Однако, после того, как она подбила Шерман, стало ясно, что неизбежно и очень скоро сама подвергнется атаке американской пехоты из близлежащих домов или её попытаются обойти вражеские танки по соседним улицам. Поэтому, после выстрела в Шерман Пантере следовало немедленно сменить позицию или хотя бы немного развернуть корпус вправо – в сторону соседних улиц. Мы видим, что у Пантеры ствол уже смотрел в сторону Першинга и ей не хватило буквально доли секунды на выстрел. Если бы она перед этим хоть немного развернулась, то Першинг легко мог бы повторить печальную судьбу Шермана. Но Пантера не развернулась. Джим Бейтс снял отличные кадры, но ведь на его месте вполне мог оказаться американский солдат не с кинокамерой, а с базукой. Смелость Бейтса неоспорима, как и недостаточное пехотное прикрытие Пантеры. В этих условиях Пантере было просто самоубийственно оставаться на месте, но всё же она не отъехала. Тут есть о чём задуматься, но есть и подсказки. К сожалению, в фильме не видно заднюю часть Пантеры во время боя. Однако на фотографиях, сделанных чуть позже, когда немецкий танк ещё дымится, видно, что у него отсутствует правый ленивец, хотя гусеница замкнута. Можно предположить, что Пантера была ранее подбита и установлена перед собором, как неподвижная огневая точка. Замкнутая гусеница даёт повод думать, что уже повреждённую Пантеру туда притянули на буксире. Эта подробность во многом объясняет странное поведение экипажа Пантеры в бою.

Ещё одна интересная деталь – когда в танке бушевал пожар, то огонь просвечивал сквозь пробоины от снарядов и амбразуру прицела, но сквозь амбразуру спаренного пулемёта огня не видно. А ведь отверстие для пулемёта поболее, чем для прицела. Снимок уже подбитой Пантеры объяснил эту странность, но снова заставил удивиться: амбразура коаксиального пулемёта была закрыта заглушкой.

И, наконец, главная загадка. Джим Бейтс вспоминал, что из Пантеры вылезло три немецких танкиста, все они погибли, их тела он лично видел и приблизительно описал, кто где упал. Тем не менее, раскадрова фильма позволяет увидеть нечёткую фигуру ещё одного человека. Она появляется в промежуток времени после того, как из водительского люка вылез и убежал вправо за угол последний чётко видимый танкист и перед последним попаданием снаряда. Фигура появляется за танком, справа от башни и частично скрываемая дымом двигается в сторону собора. Можно предположить два варианта. Первый вариант – это четвёртый член экипажа, который выбрался, когда дрожала камера, поэтому мы это не увидели. Не исключено, что это самый первый танкист, который начал вылезать из командирской башенки, но вспышка от снаряда скрыла от нас куда он делся. Он мог быть ранен, поэтому пришёл в себя и встал на ноги позже всех. Второй вариант – это тот самый водитель, который выпал вниз головой и явно плохо себя чувствовал. Возможно, он потерял сознание и был оставлен товарищем, когда в танк попал второй снаряд. Впрочем, если это был четвёртый член экипажа, то возможно, он стал единственным спасшимся танкистом Пантеры.

О многом в том бою мы можем только догадываться, но в любом случае, немецкие танкисты продемонстрировали незаурядную смелость и самопожертвование.

 

Американские танкисты осматривают подбитую Пантеру. В борту танка зияет пробоина. Амбразура спаренного пулемёта закрыта заглушкой.

В этой истории известно всё про американцев в Першинге, но, к сожалению до сего дня, ничего не известно про немецких танкистов. Маленькая трагедия большой войны.

Экипаж першинга:
командир - сержант Роберт Эрли (Robert Early) - 2-й слева
наводчик - Клэренс Смойер (Clarence Smoyer) - 3-й слева
помощник наводчика: Джон Деригги (John Deriggi) - крайний справа
водитель - Уильям МакВей (William McVey) - 2-й справа, впереди
помощник водителя - Хоумер Дэйвис (Homer Davis) - 1-й слева

Надо сказать, что многие здания остались стоять и позволяют наглядно представить картину боя даже сегодня. Удивительно, но общая планировка улиц тоже сохранилась, включая даже небольшой скверик перед соборной площадью. Если вы случайно окажетесь в Кёльне, то обязательно побывайте там. Железнодорожный вокзал, как и во время войны, находится сразу за Кёльнским собором, поэтому поход не отнимет много времени. А после мысленной реконструкции боя советую зайти и в сам собор – очень резкий контраст впечатлений. Через два месяца и три дня после этого боя война закончилась, домой не вернулось ещё семь человек: три американца и четыре немца.

 

 

Американский аэрофотоснимок, сделаный 22 июня 1945 показывает новое место, куда перетащили подбитую Пантеру - ближе к вокзалу. Пантера видна в центре оранжевого круга.

 

Подбитая Пантера на новом месте - возле вокзала.

 

Подбитая Пантера возле Кёльнского вокзала. На верхнем лобовом листе следы попаданий 13 снарядов. Обстрел производится уже после боя.
Едиснтвенное видимое повреждение - выбитый смотровой лючёк водителя, лежащий перед танком.

После боя американские танкисты решили испытать прочность лобовой защиты недавно подбитого им танка. Это не было официальным тестированием, просто в свете недавнего боя их интерес вполне можно понять. Одно дело вести бой в поле и другое – в городе, когда нельзя разминуться. Чтобы далеко не ходить, сгоревшую Пантеру отбуксировали около 150 м, поставили справа от входа в вокзал и устроили по ней стрельбы. Судя по фотоснимкам, американцев интересовала прочность верхнего лобового листа. Стреляли 13 раз - калиберными, подкалиберными и
фугасом. Ни один снаряд не пробил и не расколол немецкую броню. Впрочем, одно попадание бронебойного снаряда пришлось в самый край смотрового водительского лючка. Возможно, именно это послужило причиной того, что
лючёк оказался сорван и упал перед танком. Других серьёзный повреждений не видно. В кинохронику эти подробности естественно не попали.

Интересна ещё одна деталь. Наводчик Першинга Клэрэнс Смойер вспоминал:
"Два снаряда в борт прошли полностью насквозь и вылетели с другой стороны." Однако на фото выходных отверстий не видно. Не исключено, что снаряды вышли над между спонсоном и гусеницей, там, где на фото затемнение, или за катками. Остановимся на этом подробней.

 

 

Ещё до того, как из танка вылез первый немецкий танкист, за башней виден
сильный дым.

Киноплёнка зафиксировала два попадания американских снарядов в Пантеру.
Как уже говорилось, бой начался немного незапланированно, танкисты Першинга сделали первый выстрел до того, как Бейтс начал снимать бой на кинокамеру. Впрочем, отлично видны траектории второго и третьего трассирующих снарядов. Киносъёмка велась из окна здания Трудового Фронта, то есть с одного и того же места. Получается, что все три выстрела были сделаны немного с разных мест. Скорее всего Першинг сделал первый выстрел на ходу, выезжая на перекрёсток Марцеланштрассе (попадание в правый спонсон). Второй выстрел - из неподвижного положения (попадание в башню). Третий выстрел - когда Першинг отезжал или слегка отъехал обратно (в правый борт над гусеницей, между вторым и третьим катком).

Итак, третий снаряд, вполне мог прошить оба борта Пантеры насквозь.
Второй выстрел остался в башне. А вот, траектория первого - вызывает вопросы. Из кинохроники видно, что когда из командирского люка начал вылезать первый немецкий танкист, то из-за башни Пантеры, со стороны моторного отделения уже шёл сильный дым. Одновременно дым повалил и из люков, когда вылезали танкисты. Четвёртого танкиста, покидавшего командирскую башенку, уже явно обжигало пламя. Таким образом, ясно, что первый снаряд пробил правый борт корпуса, прошёл через то место, где должна находиться правая боеукладка, затем пролетев через боевое отделение и ранив заряжающего, возможно задев ещё и заднюю часть левой боеукладки, пробил заднюю стенку боевого отделения вошёл в моторный отсек, где причинив повреждения тоже вызвал сильное задымление или возгорание. Остаётся под вопросом, мог ли он после всего этого пробить ещё и проотивоположный борт.

Приблизительные траектории американских снарядов, подбивших Пантеру в
Кёльне.
***Первый выстрел (вероятная траектория).
***Второй выстрел.
***Третий выстрел.

Место на Марцеланштрассе, откуда стрелял Першинг находится выше места, на котором стояла Пантера. Поэтому, рассматривая траекторию двух снарядов в вертикальной плосткости, вполне можно предположить, что пройдя сквозь танк, они вышли из левого противоположного борта ниже, чем вошли в правый. Последний, третий снаряд, попавший над гусеницей, вполне мог пробить противоположный борт за катками. Однако первый снаряд, попавший в правый спонсон, вызывает вопросы. Согласно Смойеру: "вместо того, чтобы остановиться для выстрела, наш водитель выскочил на середину перекрёстка, чтобы мы не стали неподвижной целью. Когда я выстрелил, мы ещё двигались. Затем мы остановились". Это значит, что первый и третий снаряд вошли в Пантеру под разными горизонтальными углами. Первое попадание было под более остым углом Получается, что первое попадание пришлось не только в спонсон, но и под таким курсовым углом, что снаряд мог влететь в моторное отделение.

Внутренее устройство Пантеры, с едиснтвенным отличием - у Кёльнской Пантеры люки водителя и радиста не откидывались, как на схеме, а поднимались и сдвигались в сторону. Остальное неизменно.

примечание

При детальном анализе можной найти ряд нестыковок в фильме, фото и воспоминаниях очевидцев. Это спровоцировало немецкого журналиста Германа Райндорфа выпустить в начале 2008 DVD "Кёльн 1945 крупным планом".
 Автор, опираясь на конкретные примеры и новую информацию, утверждает, что американская танковый бой возле Кёльнского собора является фальсификацией, сфабрикованной американской пропагандой. Эта интересная трактовка событий заслуживает право на существование, однако ключевые аргументы Райндорфа сами не выдерживают критики. Фильм про бои в Кёльне снимало два оператора Сигнального Корпуса. Джим Бейтс снимал продвижение американцев на Комёдиенштрассе, и, затем, из здания Трудового Фронта бой Першинга с Пантерой. Второй оператор, Ротман, сопровождал свои войска на Ан ден Доминиканерн. Впоследствии их материал был смонтирован воедино.

Учитывая, что съёмка велась спонтанно, в условиях городских боёв, видеоматериал получился несколько хаотичный. Поэтому, некоторые не принципиальные моменты были персняты и добвлены при монтаже. Например, постановочный эпизод, снятый Ротманом, когда Першинг выезжает по Ан ден Доминеканерн на перекрёстк с Марцеланштрассе и стреляет в Пантеру.

Далее в фильме идут реальные кадры расстрела Пантеры.

Укороченный сюжет с увеличенными и замедленными планами. 

 

 Масса Ку Источнику откуда был скопирован этого материал. 

Оригинал (англоязычный) тут откуда и взяты дополнительные фотографии.

 

 

 

 

 

 

 

 

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Аватар пользователя ilyasan
Опубликовано ilyasan в сб, 29/12/2012 - 16:42.

3D версия боя добавлена.   Не стал заморачиваться с поворотом башни.

Хороший Firewall - мертвый Firewall.

Аватар пользователя GromoBoy
Опубликовано GromoBoy в сб, 29/12/2012 - 10:23.

Однако на фотографиях, сделанных чуть позже, когда немецкий танк ещё дымится, видно, что у него отсутствует правый ленивец, хотя гусеница замкнута

По-моему, ленивец на месте, просто торсионы опорных катков после пожара просели, вот он и оказался на уровне земли.

 

"История будет ко мне благосклонна, ведь я сам пишу её" (с) Сэр Уинстон Леонард Спенсер Черчилль

Аватар пользователя ilyasan
Опубликовано ilyasan в сб, 29/12/2012 - 14:07.

 Действительно, если сравнить высоту правого и левого то похоже на то что или там и там нет ленивца или оба на месте. Тем более зачем при снятом ленивце цеплять длинную гуслю не выбив с полдюжины звеньев. 

Хороший Firewall - мертвый Firewall.

Аватар пользователя ilyasan
Опубликовано ilyasan в пт, 28/12/2012 - 22:44.

Уважаемые Коллеги

Спасибо за высокую оценку не моего материала ( грызу локти от зависти.)  

Изучая этот материал я взялся за давно заброшенный Блендер и сотворил окрестности Кельна в описываемом мест включая движение техники, здания, улицы и перемещения камеры по значимым точкам.

Надеюсь в самом  ближашем времени выложить 3D версию того, что было описано в этой Новости. Прошу заранее не пинать за убогость дизайна, отсутсвие цвета техники и схематичность окрестностей и техники,  ведь главное понимание того что происходит а не канделябры. 

Порой достаточно одного взгляда, чем сотня слов.

 

Хороший Firewall - мертвый Firewall.

Аватар пользователя ilyasan
Опубликовано ilyasan в пт, 28/12/2012 - 12:06.

Если верна версия, что Пантера стреляла из тоннеля ( 280 -300 метров), то поражает точность немецкого наводчика. Практически в одну дырку.

Это к фразе "попадали по ведру".  

Хороший Firewall - мертвый Firewall.

Аватар пользователя арт
Опубликовано арт в пт, 28/12/2012 - 12:17.

ilyasan пишет:

Если верна версия, что Пантера стреляла из тоннеля ( 280 -300 метров), то поражает точность немецкого наводчика. Практически в одну дырку.

Это к фразе "попадали по ведру".  

 

Ни чего не обычного, пушка длиноствольная и пушка и цель неподвижны.

Аватар пользователя ilyasan
Опубликовано ilyasan в пт, 28/12/2012 - 10:40.

Материал не мой ( к сожалению ) Скопипащен с сохранением опечаток с сайта на котором я частенько  вишу.

Однако поковырявшись в сети я нашел дополнительные материалы и схемы размещения техники. 

 

Хороший Firewall - мертвый Firewall.

Аватар пользователя Ansar02
Опубликовано Ansar02 в пт, 28/12/2012 - 09:56.

 !!!

Аватар пользователя blacktiger63
Опубликовано blacktiger63 в пт, 28/12/2012 - 06:56.

Замечательная статья, однако, что такое "спосон"? Не знаю такой детали у Пантеры.

Аватар пользователя makz-z-z
Опубликовано makz-z-z в ср, 02/01/2013 - 14:09.

вообще правильнее "спонсон" - это часть корпуса танка нависающая над или выходящая за пределы ходовой части этого самого танка

 Мой адрес не дом и не улица, мой адрес-империя зла.

Аватар пользователя makz-z-z
Опубликовано makz-z-z в ср, 02/01/2013 - 14:09.

хорошая работа 

 Мой адрес не дом и не улица, мой адрес-империя зла.

Аватар пользователя vasia23
Опубликовано vasia23 в пт, 28/12/2012 - 07:42.

Из всех спосонов приходит на ум только шаровая пулеметная установка.

 

Аватар пользователя K1rs
Опубликовано K1rs в чт, 27/12/2012 - 21:36.

 Да, Химельсдорф, источник указать не смогу, даненько на форуме проскакивала информация что для создания карты использовался этот боевой эпизод.

Аватар пользователя афроукраинец
Опубликовано афроукраинец в чт, 27/12/2012 - 21:14.

хемельсдорф? не? и железка рядом и руины похожи...

пост просто супер. титанический труд.

 

Аватар пользователя NF
Опубликовано NF в чт, 27/12/2012 - 20:00.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

 

Марк Твен.

Аватар пользователя Aley
Опубликовано Aley в чт, 27/12/2012 - 19:21.

 Отличный пост! Хотя стреляли-то в борт.

Аватар пользователя Ravlik
Опубликовано Ravlik в чт, 27/12/2012 - 18:13.

Блин, почему-то не могу поставить вам плюсик, но материал классный. Апплодирую стоя